0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Автобиографические произведения горького. Детство

Детство писателя Максима Горького

Русский писатель, прозаик, драматург Максим Горький (Алексей Максимович Пешков) родился в Нижнем Новгороде в 1868. Несмотря на известность писателя, биография Горького, особенно в детстве, полна неопределенностей. Его отец, Максим Савватиевич Пешков (1840-1871), происходил из мещан Пермской губернии. Дед Горького – Савватий Пешков – был человеком крутого нрава: дослужился до офицерского чина, но за жестокое обращение с подчиненными был разжалован и сослан в Сибирь. Его отношение к сыну Максиму было не лучше, по причине чего тот несколько раз убегал из дому. В возрасте же 17 лет ушел из дома навсегда – после этого сын с отцом больше не виделись. Максим Пешков был талантливым, творческим человеком. Обучился ремеслу краснодеревщика, осел в Нижнем Новгороде и стал работать столяром в пароходстве И. С. Колчина. Здесь он женился на Варваре Васильевне Кашириной (1842-1879), которая происходила из семьи нижегородских купцов. Согласие на брак дала лишь мать невесты – Акулина Ивановна, отец же – Василий Васильевич Каширин – согласия не давал, но потом смирился. Весной 1871 Максим Пешков уехал с семьей в Астрахань, где начал работать управляющим астраханской конторой пароходства Колчина. Летом 1871 Максим Савватиевич, выхаживая заболевшего холерой Алешу, заразился сам и умер. Варвара Васильевна с сыном и матерью вернулись в Нижний Новгород в дом отца.

Дед Горького – Василий Васильевич Каширин – в молодые годы был бурлаком, затем разбогател и стал владельцем красильной мастерской. В свое время он был старшиной красильного цеха, избирался гласным (депутатом) нижегородской Думы. Кроме деда Горького, в доме жили два его сына со своими семьями. Лучшие времена для семьи Кашириных прошли – из-за фабричного производства бизнес шел к упадку. К тому же семья Кашириных не была дружной. Жили, как на войне, и Алеша Пешков был там лишь обузой. Горький считал, что мать не любила его, считая виновником несчастий, и поэтому отстранилась от него. Она начала устраивать личную жизнь и повторно вышла замуж. Лишь бабушка – Акулина Ивановна – относилась с добротой к Алеше. Она заменила ему мать и, как могла, поддерживала внука. Именно бабушка дала ему любовь к народным песням и сказкам. Дед же, несмотря на свой сложный характер, обучил мальчика в шестилетнем возрасте по церковным книгам грамоте. В 1877-1879 Алеша Пешков успешно учился в Нижегородском слободском канавинском начальном училище. В августе 1879 от чахотки скончалась его мать. Дед к тому времени совсем разорился и отправил 11-летнего внука «в люди».

«В людях» Алексей Пешков сменил множество занятий: работал «мальчиком» в обувном магазине, посудником на пароходе, находился в услужении, ловил птиц, был продавцом в иконной лавке, учеником в иконописной мастерской, статистом в театре на Нижегородской ярмарке, десятником на ремонте ярмарочных зданий и др. Во время работы на пароходе «Добрый» начальником Алексея Пешкова был повар – отставной гвардейский унтер-офицер Михаил Смурый, который заметил любознательность мальчика и пробудил в нем любовь к чтению. Книги во многом спасали Алексея Пешкова от злого, несправедливого мира, помогли многое понять. Несмотря на ранние лишения и страдания, он сумел сохранить жизнелюбие. Впоследствии М. Горький писал: «Я не ждал помощи извне и не надеялся на счастливый случай… Я очень рано понял, что человека создает его сопротивление окружающей среде».

В 1884 Алексей Пешков поехал поступать в Казанский университет. Вернулся он в Нижний Новгород в 1889 и с перерывами прожил здесь до 1904. В 1913-1914 М. Горький написал автобиографическую повесть «Детство».

В Нижнем Новгороде существует Музей детства А. М. Горького «Домик Каширина». В этом доме Алеша Пешков начал жить с конца августа 1871, после приезда с матерью из Астрахани. Весной 1872 дед Горького разделил имущество между сыновьями, и дом остался его сыну Якову. Сам же Василий Васильевич с женой Акулиной Ивановной и внуком Алешей переехал жить в другой дом. В Музее детства А. М. Горького воспроизведена подлинная обстановка дома семьи Кашириных.

СПАДИЛО.РУ

История создания

Повесть «Детство» — первая часть автобиографической трилогии М. Горького («Детство», «В людях», «Мои университеты»). Замысел серьезно взяться за собственную автобиографию появился у писателя в 1893 г. В «Изложении фактов и дум» появляются первые наброски, вошедшие впоследствии в повесть.

В письмах Горький неоднократно возвращался к этой мысли: «Когда-нибудь я напишу свою автобиографию…». В начале 1913 г. он вплотную занялся работой над «Детством».

На протяжении 1913-1914 гг. повесть печаталась частями в газете «Русское слово». Отдельный книгой «Детство» было издано в Берлине, а в 1915 г. вошло в собрание сочинений М. Горького.

В ходе работы писатель планировал изменить название повести на «Бабушка», но отказался от этого замысла. Горький придавал произведению большое воспитательное значение, которое выражается в поговорке: «учение и труд все перетрут».

Смысл названия

Примером для Горького явно служила знаменитая классическая трилогия Л. Н. Толстого. Вероятно, с этим связано одинаковое название первых частей двух автобиографий. Планируя изменить название на «Бабушка», писатель, с одной стороны, хотел подчеркнуть влияние этой женщины на свою судьбу, с другой — показать коренное различие между детством людей разных сословий и разных эпох.

Главная тема произведения — внутренний мир ребенка, влияние окружающей среды на его развитие.

«Детство» Толстого начинается со счастливого пробуждения, «Детство» Горького — с ужасной трагедии. Самые ранние воспоминания писателя связаны со смертью отца и его похоронами. Мальчик смертельно напуган даже не видом покойника, а внезапными родами матери. В это же время в его жизни впервые появляется новый «странный человек» — бабушка.

Читать еще:  ‹‹Снегурочка›› А. Островского и народная сказка

В судьбах бедных людей рождение и смерть всегда идут рука об руку. В дороге умирает новорожденный брат Алексея, что становится еще одним ударом для окаменевшей от горя матери.

Раннее знакомство с самыми неприглядными сторонами жизни могло нанести серьезный удар по психике мальчика. Веру, надежду и силу ему помогла сохранить бабушка — «самый близкий сердцу… самый понятный и дорогой человек». Ее удивительные сказки погружали ребенка в прекрасный таинственный мир, не имеющий ничего общего с окружающими страданиями.

Огромным событием для маленького Алексея становится переезд к деду. Его первые слова к родной дочери позволяют догадаться, что жизнь будет несладкой: «Что-о, дура? Ага-а! То-то вот… Эх вы-и…». Мальчик «сразу почуял в нем врага», да и остальные родственники (дядя Яков, дядя Михаил, тетка Наталья) произвели на него неблагоприятное впечатление.

Атмосфера в дедовском доме была пропитана духом «взаимной вражды» из-за требований раздела наследства. Мальчик сразу же сталкивается со сценами драк, криков, слез, ожесточенной ругани. Он еще больше привязывается к бабушке, которая сглаживает постоянные ссоры и принимает озлобление на себя: «Что, ведьма, народила зверья?».

У деда Алексей познакомился с суровыми методами традиционного образования и воспитания: беспрекословное подчинение, механическое заучивание молитв без уяснения их смысла, физические наказания. Первое сечение розгами, во время которого дед еще и «разгорячился», глубоко запало в душу мальчика. Во время выздоровления происходило его значительное духовное перерождение, выразившееся в острой чувствительности «ко всякой обиде и боли, своей и чужой».

Алексей «смутно помнил, что отец и мать жили не так… другие речи, другое веселье». Родственники же не знали никаких удовольствий, кроме обильной еды и водки. В пьяном виде они пели и плясали, но буйная радость часто сменялась грустью и печалью.

Со всех сторон мальчика окружала злоба и насилие. Самыми значительными и запоминающимися событиями в его жизни становятся гибель Цыганка, пожар, смерть тетки Натальи, пьяное буйство дяди Михаила, самоубийство дядя Петра. Окружающая жестокость сделала Алексея большим любителем уличных драк. В то же время он испытывает отвращение к издевательствам над слабыми и беззащитными существами.

Постоянные безобразные сцены избиения и ругани становились для Алексея привычными, «все слабее трогали сердце». Мальчик неосознанно понимал, что в серой будничной жизни «и горе — праздник, и пожар — забава».

Очередным испытанием для Алексея становится появление отчима. Из рассказов матери и бабушки он знал о родном отце и считал его добрым и хорошим человеком. Грубое вторжение Евгения Васильевича было непонятно, «хотелось озорничать, говорить всем злые слова».

После нового брака матери Алексей попеременно живет то у нее, то вновь у деда. Мерзости и грязи достаточно в обоих домах. Мальчик становится свидетелем избиения бабушки и матери. При этом он начинает ходить в школу, но предпочитает проводить время в компании уличных мальчишек и самостоятельно зарабатывать деньги.

Смерть матери Алексея потрясает своей «обыденностью». Дед даже не сразу верит мальчику и грубо возражает ему: «Что врешь?». Только крик отчима возвещает о трагедии: «Да она умерла, смотрите…».

Конец периода детства для Алексея связан не столько со смертью матери, сколько с прямолинейным заявлением деда: «на шее у меня — не место тебе, а иди-ка ты в люди…».

Проблематика

В финале Горький прямо ставит главную проблему повести: нужно ли с такой беспощадной откровенностью описывать всю мерзость «дикой русской жизни»? Для автора ответ очевиден. О самой суровой правде говорить необходимо. Только это позволит «с корнем… выдрать ее из памяти, из души человека».

На собственном примере Горький доказывает, что «тяжкая и позорная» жизнь не искалечила его душу и не помешала сохранить «несокрушимую надежду» на лучшее. В этой спасительной способности он видит залог будущего возрождения всего русского народа.

Автобиографическая проза М. Горького («Детство», «В людях»)

Автобиографическая трилогия Горького – «Детство», «В людях» «Мои университеты» – одно из самых проникновенно-поэтических созданий не только русского, но и мирового искусства. По художественной силе, богатству идейно-философского содержания даже в русской литературе трилогия – явление исключительное. Это «рассказ о себе» и в то же время – широкое эпическое повествование о целом поколении русских людей 70–80-х годов, прошедших трудный, подчас мучительный путь идейных и нравственных поисков правды жизни. Жизнеописание Алексея Пешкова под пером Горького стало произве­дением о русской народной жизни и судьбах человека России в конце XIX в.

Художественное исследование прошлого для Горького в те годы становится необходимой предпосылкой понимания современности. С этой точки зрения автобиографическая тема была для Горького темой глубоко современной. Он придавал тогда вообще особое значение автобиографическим произведениям, рассказу о жиз­ненных судьбах русских людей из народа.

Центральная проблема повестей «Детство» (1913–1914), «В людях» (1916) –формирование характера человека нового типа –раскрыва­ется на автобиографическом материале. Идейный и композиционный стержень трилогии –духовный и нравственный рост Алексея Пешко­ва. Герой, отправившийся в жизнь на «поиски самого себя» с открытой душой и «босым сердцем», погружается в самую ее гущу. Повествование охватывает по времени почти два десятилетия, герой сталкивается со многими людьми, которые делятся с ним своими мыслями и думами, наблюдает жизнь «неумного племени» мещан, сближается с интелли­генцией. Перед читателем стремительно развертывается яркая цепь рассказов о русских людях. Цыганок, Хорошее Дело, Королева Марго, кочегар Яков Шумов, плотник Осип, старообрядцы, повар Смурый, удивительные мастера-иконописцы, студенты, ученые-фанатики и «ве­ликомученики разума ради» – вот герои рассказов, связанных между собой автобиографическим образом Алексея Пешкова. В произведе­ниях изображена чуть ли не вся Россия в переломный момент своего исторического развития. Эпический характер горьковских повестей определил своеобразие их композиции, позволившей максимально расширить связи автобиографического героя с жизнью. Герой не всегда является непосредственным участником событий, но он их переживает вместе с другими персонажами, до конца познавая их радости и муки. Между ним и другими героями повестей существует нерасторжимая внутренняя психологическая связь, обусловленная интересом к чело­веку, желанием помочь ему перестроить мир.

Читать еще:  Овал в объеме называется. Овал

В автобиографических повестях тема народной действительности и тема автобиографическая, художественно воплощающая глубинные процессы, происходящие в русской народной жизни и сознании русского человека, неотделимы. В «Детстве» и «В людях» на первый план выдвинут процесс постепенного, порой мучительного освобож­дения народного сознания от вековых традиций собственнического мира. Писателя интересует история формирования у героя нового отношения к человеку, объединившего любовь и веру в него с проте­стом против социальных и нравственных норм жизни. Поэтому в повестях столь важную идейную и композиционную роль, как и в рассказах сборника «По Руси», играют социальные и психологические контрасты.

С первых страниц «Детства» звучит тема разительного несоответ­ствия красоты мира и тех отношений, которые сложились между людьми. Идея противоборства антагонистических жизненных начал определяет характер повествования. Герой, вступающий в жизнь, стоящий на пороге «открытия мира», полон бессознательного восхи­щенного удивления перед красотой земли. Дни общения его с природой во время поездки на пароходе были, как пишет автор, днями «насы­щения красотою». Мир раскрывается перед ним в его ничем еще не омраченном величии, он окрашен в самые яркие краски. Но это ощущение гармонии длится недолго. Горький сталкивает мальчика с противоречиями реальной жизни.

Алексей Пешков – в семействе Кашириных. И сразу определился конфликт автобиографического героя и «неумного племени» мещан. Этот конфликт будет все более обостряться. В мире Кашириных нет ни смысла, ни гармонии, все враждебно человеку, «наполнено горячим туманом взаимной вражды всех со всеми. ». Мастер Григорий очень памятно для мальчика объяснил, что «Каширины хорошего не любят». Талант, бескорыстие, нравственная чистота и великодушие вызывают у мещан, отдавшихся жажде стяжательства и наживы, откровенную тупую неприязнь.

Казалось бы, жизнь, «обильная жестокостью», жуткие впечатления, ежедневно отравляющие душу мальчика, должны были озлобить и ожесточить его. Но этого не происходит: в душе героя растет и крепнет любовь к людям, стремление во что бы то ни стало помочь им, укрепляется вера в добрые, прекрасные начала жизни. Этот высокий гуманизм повестей связан прежде всего с образом бабушки Алексея – Акулины Ивановны, которая вселила в душу внука «крепкое чувство доверия» к миру.

Не случайно старый Каширин называет ее матерью. Горький создал поэтический, величественный образ Матери с ее беспредельной, «не­истребимой любовью» ко всем людям – детям своим. Этот образ впервые появился в одноименном романе Горького в 1906 г., затем был воплощен в рассказах сборников «По Руси» и «Сказках об Италии».

В первой части трилогии образ Акулины Ивановны занял цент­ральное место. Горький даже вначале предполагал назвать повесть «Бабушка». Акулина Ивановна олицетворяла для Алексея жизненную народную мудрость. Радостно воспринимая красоту окружавшего мира, поддерживая в мальчике веру в человека, она сыграла определяющую роль в формировании его нравственных идеалов. «Бессребреница» бабушка, в сознании Алеши, противостояла и деду, и всему «племени» стяжателей.

Контрастно противостоящие образы деда Каширина и бабушки играли важную композиционную роль (особенно в первой части трилогии) – как воплощение двух противоположных начал жизни. Противоположность их характеров проявлялась в отношении к жизни и смерти, к правде и лжи, в любви и ненависти, в религии и молитве, автобиографический герой, столкнувшись с этими двумя началами, был поставлен перед необходимостью выбора. В бабушке он почувст­вовал друга, чья бескорыстная любовь к миру и людям наделяла его «крепкой силой для трудной жизни»; «мудрость» Каширина, который «всю жизнь ел всех, как ржа железо», оказалась чуждой Алексею Пешкову и навсегда враждебной ему.

Герои Горького предстают в борении противоположных, иногда, казалось бы, взаимоисключающих мыслей и стремлений. Но эта внешняя «пестрота» характеров объясняется писателем конкретно-ис­торически, как результат социальных условий русской жизни. Подчер­кнуто противоречив характер и самого Каширина, в котором борются несоединимые силы. Он любит Алексея и близких, но любовь его, в отличие от любви бабушки, осложнена чувством собственника, хозя­ина, «старшего» в жизни. Своими силами пробился он «в люди», стал «хозяином», зашел на «чужую улицу» и здесь растерял все высокое, человеческое. О том, как нравственно нечистый процесс социального восхождения гасит в человеке все хорошее, рассказал Горький в 1910-е годы и в другом автобиографическом произведении – рассказе «Хо­зяин».

Но даже в духовно близком герою характере бабушки Горький подметил глубокие противоречия, которые явились следствием под­спудных социально-исторических влияний. Бабушка, славя мир и красоту жизни, приняла «горькие слезы» ее как должное и неизбежное зло: молча терпит она издевательства деда, пытается примирить всех со всеми, понять и оправдать жестокость мира. И этого отношения к злу жизни не принимают ни автор, ни герой повестей, который очень скоро поймет, что кротость бабушки – не сила, а выражение слабости и беспомощности. Ее всепрощающая доброта вызывает в Пешкове вначале сомнение, а затем решительный протест, ибо, писал Горький, «я был плохо приспособлен к терпению». Это было время, когда в душе героя уже «прорезались молочные зубы недовольства существующим». Трагично складываются судьбы многих людей, окружающих Алек­сея, трагичны судьбы его сверстников: и нежного веселого Саньки Вихаря, и Гришки Чурки. Все более и более усложняются и омрачаются представления героя о мире и человеке. Тогда-то и возникает у него мысль, можно ли вообще достигнуть лучшего. Когда дед выгнал постояльца – ссыльного, раздражавшего Каширина тем, что он жил не по его правилам, герой особенно остро почувствовал свое одиноче­ство во враждебном дедовом мире: «Вспоминая эти свинцовые мерзо­сти дикой русской жизни, я минутами спрашиваю себя: да стоит ли говорить об этом? И, с обновленной уверенностью, отвечаю себе – стоит Хотя они и противны, хотя и давят нас, до смерти, расплющивая множество прекрасных душ, – русский человек все-таки настолько еще здоров и молод душою, что преодолевает и преодолеет их. Не только тем изумительна жизнь наша, что в ней так плодовит ц жирен пласт всякой скотской дряни, но тем, что сквозь этот пласт все-таки победно прорастает яркое, здоровое и творческое, растет доброе – человечье, возбуждая несокрушимую надежду на возрожде­ние наше к жизни светлой, человеческой». Это убеждение и укрепляло силы автобиографического героя.

Читать еще:  История русской живописи. Развитие русской живописи

НоваторствоГорького состояло не в «максимальном» изображении «свинцовых мерзостей» прошлого, а в неуклонном утверждении рас­тущей изо дня в день «могучей силы света», которая обнаруживается в самих отношениях горьковских героев к миру и людям и в мироощу­щении Алексея Пешкова. Горьковская мысль о том, что в глубине народной «Россия талантлива и крупна», «богата великими силами и чарующей красотой», находит свое завершенное художественное воп­лощение в автобиографических повестях.

Раздумывая о своеобразии русского национального характера, о прошлом и будущем русского человека, Горький и здесь непримиримо выступал против обидной, унижающей человека проповеди пассивно­сти, смирения перед злом жизни, кротости, «каратаевщины». На страницах того же «Русского слова», где печаталось «Детство», Горький публикует свои статьи о «карамазовщине», в которых зовет к «деянию», активному «познанию» жизни. «Познание есть деяние, направленное к уничтожению горьких слез и мучений человека, стремление к победе над страшным горем русской земли»[3]. Эта мысль Горького художест­венно воплотилась в повестях.

В повести «В людях» складывается новое отношение героя к человеку и окружающему миру. Центральной проблемой этой части трилогии становится проблема формирования действенного гуманиз­ма. Название «В людях» имеет широкий обобщающий смысл. Человек со всеми его радостями и печалями, хорошим и дурным – вот что занимает ум, сердце, душу героя Горького. Горький видит нужду и горе, надругательство над человеческой личностью, труд бессмысленный, превращенный хозяевами в каторгу. Тогда, пишет Горький, «жизнь казалась мне более скучной, жестокой, незыблемо установленной навсегда в тех формах и отношениях, как я видел ее изо дня в день. Не думалось о возможности чего-либо лучшего, чем то, что есть, что неустранимо является перед глазами каждый день».

На помощь герою пришли книги. Они, как позже вспоминал Горький, помогли ему преодолеть настроения растерянности и недоверия к людям, обостряли внимание к человеку, воспитывали «чувство личной ответственности за все «зло жизни» и вызывали «преклонение перед творческой силой разума человеческого», «роднили» с миром, убеждая, что в своей тревоге за людей он не одинок на земле. И автобиографический герой Горького мужественно пошел навстречу жизни. «Во мне,– пишет Горький, – жило двое: один, узнав слишком иного мерзости и грязи, несколько оробел от этого и, подавленный знанием буднично страшного, начинал относиться к жизни, к людям недоверчиво, подозрительно, с бессильной жалостью ко всем, а также к себе самому. Этот человек мечтал о тихой одинокой жизни с книгами, без людей. Другой, крещенный святым духом честных и мудрых книг, наблюдая победную силу буднично страшного, чувствовал, как легко эта сила может оторвать ему голову, раздавить сердце грязной ступней, и напряженно оборонялся, сцепив зубы, сжав кулаки, всегда готовый на всякий спор и бой. Этот любил и жалел деятельно», «сердито и настойчиво сопротивлялся. »

Вторая часть трилогии–вдохновенный рассказ о людях земли русской – плотниках, каменщиках, грузчиках, иконописцах,– в ко­торых скрыты самобытные качества художников, поэтов, философов, артистов. Каждый из них по-своему важен для формирования личности горьковского героя, каждый из них обогащал его, открывал ему новую грань действительности и тем самым делал героя сильнее, мудрее. Чем ближе узнавал Пешков этих людей, тем ничтожнее представлялись ему «хозяева», их мир оказывался совсем не так устойчив и прочен. «Учителями» Пешкова были и Смурый, и иконописцы –люди пыт­ливой «фигурной» мысли, богатые духом, фантастически талантливые, исполненные подлинно художественного понимания и жизни, и ис­кусства.

В годы этих скитаний рождается у Алексея Пешкова чувство огромной любви к человеку, которое он пронесет через всю жизнь. «Хорошо в тебе то, что ты всем людям родня»,– говорит ему один из героев трилогии, красавец силач Капендюхин. Чувство любви к чело­веку постепенно приобретает для него новые опенки. Все чаще ощущает он в своей душе вспышки ненависти к угрюмо терпеливым людям. В герое растет активное стремление разбудить волю человека к сопротивлению. В этой эволюции сознания своего героя Горький объективно отразил исторически закономерное развитие самосознания человека из народа. Почти пророчески звучали в повести слова Никиты Рубцова: «Ни бог, ни царь лучше не будут, коли я их отрекусь, а надо, чтобы люди сами на себя рассердились Помяни мое слово: не дотерпят люди, разозлятся когда-нибудь и начнут все крушить–в пыль сокрушат пустяки свои. »

В процессе познания жизни в сознании Алексея преодолевается разрыв между мечтой и действительностью. В поисках героического он обращается уже не только к книгам, песням, сказкам, но к самой жизни. Пешков приходит к мысли, что правда жизни – в идеалах народа. В конце повести «В людях» возникает многозначительный образ «полусонной земли», которую герою страстно хочется разбудить дать «пинок ей и самому себе», чтобы все «завертелось радостным вихрем, праздничной пляской людей, влюбленных друг в друга, в эту жизнь, начатую ради другой жизни – красивой, бодрой, честной. ». Но и на этом этапе развития сознание героя еще не свободно от противоречий, не найден еще ответ на вопрос, что сделать, чтобы осуществился идеал разумного и справедливого мира для всех. Напря­женными драматическими раздумьями о необходимости во что бы то ни стало найти свое место в жизни заканчивается повесть «В людях»: «Надо что-нибудь делать с собой, а то пропаду. » И Алексей едет в «большой город Казань». Открывается новый, «университетский» этап познания им жизни.

В повестях органически сочетаются трезвое видение мира с про­никновенным лиризмом, автобиографический, почти документальный рассказ с образами огромного обобщающего значения, передающими предгрозовую атмосферу русской жизни 1910-х годов.

[1] Горький М. Собр. соч.: В 30 т. Т. 4. С. 441.

[2] Горький М. Собр. соч.: В 30 т. Т. 24. С. 496–497.

[3] Горький М. Собр. соч.: В 30 т. Т. 24. С. 154.

Источники:

http://putdor.ru/famous/detstvo-pisatelya-maksima-gorkogo.html
http://spadilo.ru/analiz-detstvo-gorkogo/
http://megalektsii.ru/s32599t2.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector