0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В пустыне снов. Нил Гейман «the Sandman

Статья №1: Мир наших снов. «The Sandman» Нила Геймана

The Sandman Нила Геймана посвящён жизнеописанию одного из семи Вечных – высших существ, призванных блюсти порядок во Вселенной. The Sandman появился на свет задолго до того, как Нил Гейман обратил на него свой взор и решил воскресить персонажа из небытия. Всё, что происходило с одноимёнными персонажами до прихода талантливого британца носило на себе отпечаток явной «супергеройщины» и вряд ли заслуживает пристального внимания. Но всё изменилось в тот момент, когда главный редактор DC Карен Бергер дала добро на возвращение франшизы с одним лишь условием — абсолютно новый персонаж.

«Смерть: … Сама огорчаюсь. Чаще всего люди не очень-то рады меня видеть. Они бояться бессолнечных земель. Но в твоё-то царство они без страха отправляются каждую ночь!

Сон: А ведь я куда страшнее тебя, сестра.»

Комикс рассказывает историю одного из семерых Вечных – таинственной расы высших существ, которые поддерживают порядок во Вселенной. Каждый из них – это персонификация одной или нескольких сил, которые влияют не только на человека, но и на любое другое живое существо вообще. Страсть, Сокрушение, Судьба, Сумасшествие, Страдание, Смерть и Сон. Историю последнего Нил Гейман и рассказывает.

Персонификация таких вещей как воображение, иллюзия, нереальность сложна в том, что легко может выйти не интересной и не запоминающейся. С подобным столкнулся в начале двадцатого века Константин Сергеевич Станиславский, пытавшийся придать запоминающийся и оригинальный облик главному персонажу пьесы «Жизнь Человека» Леонида Андреев. Звали его – Некто в сером. В своих мемуарах Станиславский пишет, что попытка хоть и была благосклонно принята публикой, но никак не могла считаться удачной, потому что образ судьбы и рока очень тяжело связать с понятными зрителю ощущениями и состояниями.

Нил Гейман не пытается представить Сон как нечто сверхсильное, особенное, непостижимое. То, что волнует Морфея, влияет на его действия и поступки как раз свойственно человеку. Гнев за долгое пленение. Гордыня. Чувство вины за страшные и несправедливые поступки прошлого. Помножьте это всё на сверхъестественные, или как раз наоборот, весьма естественные для Сна силы.

Сам облик его – это не неуклюжий добряк из киносказки «Хранители снов» тёплого-золотого света. Сэм Китти рисует Морфея высоким и мертвенно-бледным мужчиной, одетым в чёрное. Если того требует момент, одеяние Повелителя снов – это огромный чёрный плащ, опутывающий его фигуру коконом и шлем, похожий на ретро-футуристический противогаз. В руках его мешочек с песком, тем самым, что насылает сны и кошмары.

Несмотря на то, что центральным героем на протяжении всех десяти сюжетных арок остаётся Сон, мы то и дело встречаемся с его семьёй. Каждый из персонажей помимо запоминающегося внешнего вида отличается ещё и манерой говорить, что мастерски передано не только особым синтаксисом, но и оформлением bubble’ов с текстом.

«Люди думают: раз сны не состоят из материи или частиц, они нереальны. Очень даже реальны. Они созданы из точек зрения, образов, воспоминания, каламбуров и утраченных надежд.»

О сюжете Песочного человека трудно говорить без спойлеров. Обрисовывая характер путешествий Морфея можно провести параллель с Одиссеей: в основе всего сюжета лежит путь, обусловленный долгом (отцовским долгом у Гомера, долгом властителя и хранителя у Геймана). Как и Одиссей, Морфей не совершает подвигов – он движется к исполнению чёткой цели, преодолевая препятствия на своём пути.

Мир вокруг, как и его царство, постоянно бурлит и изменяется: люди хотят его пленить, поднимают восстания самые страшные кошмары, Люцифер припоминает старые обиды, обостряются внутрисемейные раздоры. Несмотря на довольно банальный список исходных событий, Гейману удаётся создать тонкое сюжетное кружево, за которым очень интересно наблюдать. Чего стоит только противостояние с Утренней звездой, которое разрешится совсем не так, как вы ожидаете. К тому же, есть ещё отдельные сюжеты, не связанные общим эпическим повествованием.

К примеру эпизод «Сон в летнюю ночь», совсем не случайно заимствующий название у комедии Шекспира, единственный в истории комикс, который получил Всемирную премию Фэнтези в 1991 году (что подняло большой скандал и вылилось в полный запрет на рассмотрение в рамках премии графических историй).

Нил Гейман не стесняется проводить исторические параллели и давать ответы на вопросы сквозь призму вмешательства Вечных. Так во время эпидемии чумы выпивоха в корчме заявляет, что он не умрёт, пока сам не пожелает. Беседующие здесь же Сон и Смерть с интересом решают провести эксперимент, и вот уже несколько сотен лет Сон каждый год в определённый день встречается с человеком, который договорился со Смертью.

Одна из значимых особенностей Песочного человека – широкий кругозор автора. Для него ничего не стоит смешать мифологию и собственную выдумку, тем самым преобразив пространство не только внутри комикса. Но и внутри головы читателя. Беря за основу архетипическое Гейман привносит в него собственное видение, тем самым дистанцируясь от банального пересказа известных сюжетов.

Наиболее показательным здесь становится сюжет о Люцифере и Ключе от ада, за который готовы побороться все: скандинавский, древнеегипетский, китайский пантеоны, повелитель волшебной страны фей Оберон и даже сами Порядок и Хаос. Стоит заметить, что в такой компании Морфей смотрится органично и не выделяется своей «новизной». Такое смешение порождает ощущение плавкости мифа, за которым открывается пространство к его трансформации

Читать еще:  Краткая биография брамса. Биография брамса

То, что создали художники (Дэйв МакКин, Сэм Кит, Майк Дригинберг и др.) в Песочном человеке в плане визуального стиля передаёт общее впечатление от самих историй. Сон не подчиняется логике. Точнее, он подчиняется особой «логике сна», и потому картины здесь вытянуты, кадры порой изломаны и никак не удаётся отделаться от общего ощущения эфемерности. Даже если держишь в руках настоящую книгу, пахнущую типографской краской.

Возможно, сказывается обилие художников, работавших над графическим романом. Магистральный стиль, свойственный основной истории, отступает перед тематическими эпизодами. Преображаясь, он сохраняет ощущение свежести всего комикса, так что банальное «рассматривание картинок» превращается в изощрённое изучение деталей. Нельзя просто пробежаться глазами и тут же считать весь массив смыслов, заложенных создателями.

«Запахи – «горячая линия» памяти.»

«Мир Снов, Время Сна, Бессознательное – называйте, как угодно; это часть меня, а я его часть.»

Комиксов, подобных The Sandman, крайне мало. Дело даже не в погружении в атмосферу, внутри которой ты безоговорочно доверяешь автору вести и направлять тебя. Создание нового мира, своего эпоса и своего мифа – дело трудное и сложное. То, что мы имеем сейчас в качестве образчиков Древней Греции, Египта, Скандинавии складывалось веками и осмыслялось миллионами людей. Речь уже не столько об испытании временем, сколько о весе культурного наследия. Тягаться с такими титанами почти невозможно.

Песочный человек выступает именно на этом поле. Нил Гейман, в свойственной ему манере, не просто заимствует, но трансформирует и создаёт новую реальность. Она жутка, но притягательна. Абсурдна, но подчиняется строгим непререкаемым законам. В неё хочется верить. А разве не ради этого мы читаем комиксы?

DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Новости и анонсы

Авторские колонки

Мероприятия

В пустыне снов

Песочный человек: прелюдии и ноктюрны / Sandman

Название: SANDMAN Песочный человек: прелюдии и ноктюрны

Авторы: Нил Гейман, Сэм Кит, Майкл Дрингенберг и др.

Издательство: Эксмо

Год: 2010

Закройте глаза. За окнами – ночь, и оранжевый свет фонарей переплетается с темнотой в подвижный, непрерывно изменяющийся узор. Пусть шум редких машин не отвлекает вас: им нет места здесь, под опущенными веками, на дорогах, ведущих сквозь сны.

Сны. Чудеснейший из миров, где возможно все, где красота и уродство, добро и зло, благородство и предательство часто принимают самые причудливые формы, где обитают забытые боги и чудовища из платяных шкафов, где Каин раз за разом убивает Авеля, а марсиане въезжают в соседнюю квартиру. Возможно все. Просто закройте глаза.

У этого мира есть повелитель. В Египте он звался Бесом, в Греции – Морфеем, у римлян – Сонмом. Хозяин сновидений. Дарующий забвение и насылающий кошмары. Цивилизации растут и рушатся; произведения искусства созидаются из пыли и обращаются в прах; философские, религиозные учения тают в памяти сменяющихся поколений, а он остается прежним. Мудрым. Вечным. Песочный человек, младший брат Смерти. Тот, кто был до и пребудет после, ведь царство снов бесконечно и не подвержено влиянию времени. Видите его? Мрачный, бледный, немногословный молодой человек в широком черном плаще с орнаментом в виде языков пламени. В бездонных ямах глаз сияют звезды…

Именно таким увидел Сэндмена Нил Гейман, один из величайших сказочников современности. Впрочем, тогда до величия и славы ему было еще далеко – в сентябре 1987 года, когда начинается история «Песочного человека», будущий создатель «Американских богов», «Задверья» и «Коралины» был малоизвестным, но подающим некоторые надежды автором. К тому моменту он уже успел отметиться в индустрии комиксов графическими романами «Черная Орхидея» и «Скрипучие футляры», которые не снискали особой популярности, но привлекли внимание издателей к молодому писателю, к его способности генерировать новые идеи, создавать оригинальные, ни на что не похожие образы и ситуации. Потому-то Гейману, «вежливому английскому парню», и было доверено достать со дна реки забвения старого персонажа комиксов «DC», Сэндмена, и вдохнуть в него новую жизнь. Предыдущий образ Песочного Человека представлял собой стандартного супергероя образца 30-х годов: благородный борец с преступностью, прячущий свое лицо под противогазом, усыпляющий злодеев с помощью специального газа. Звали его Уэсли Доддс, и он морально устарел еще до Второй Мировой.

Однако, вместо реанимации этого достойного, но малоинтересного гражданина, Гейман с присущей ему элегантностью подсунул издателям совершенно нового персонажа. Конечно, некоторые намеки на предшественника остались – например, боевой шлем Морфея, подозрительно напоминающий противогаз – но это не более чем «пасхальные яйца», сладости, которые автор разбрасывает на тропинке, чтобы заманить доверчивого читателя в темную чащу.

Идея сделать главного героя комикса повелителем снов – одна из величайших творческих удач Геймана: она дала ему абсолютную свободу для творчества, сняла любые потенциальные преграды и барьеры, ведь во сне постоянно случается все, что угодно. Действие может происходить в аду, на небесах, на далеких планетах, в старинных замках, в современных мегаполисах или в затонувших древних городах. В качестве персонажей могут выступать самые причудливые и невероятные существа, придуманные автором или взятые им из разнообразных мифологий, фильмов, книг, комиксов – они варятся в огромном котле воображения, сливаясь в невообразимый (и невозможный где-либо еще) коктейль. Именно здесь, получив полный карт-бланш, ядерная фантазия Геймана нанесла первый сокрушительный удар по читательской аудитории – и сразу покорила ее.

Разумеется, обычно комиксы не делают в одиночку: над каждым проектом работает множество людей, и «Песочный человек» вряд ли достиг бы такого успеха, если бы не талантливые художники Сэм Кит, Майк Дрингенберг и Малькольм Джонс III. Их труд сложно переоценить: графическое воплощение умопомрачительных идей Геймана получилось вполне соответствующим содержанию. Обложки же, созданные Дейвом Маккином, стали настоящим прорывом в индустрии: раньше обложки для комиксов всегда содержали изображение главного героя и обыгрывали кульминационную сцену выпуска. То, что делал Маккин, само по себе было искусством. Его «галерея портретов», украшавшая первые выпуски серии, играла с идеями и образами не хуже геймановских сценариев, прекрасно дополняя атмосферу скрывавшихся под обложками историй.

Читать еще:  Физика и химия льда. Общие сведения

Такой мощный проект просто не мог не выстрелить – но даже для видавших виды издателей из «DC» его ошеломляющий успех стал неожиданностью. Именно бешеная популярность «Песочного Человека» привела к тому, что под него был открыт новый филиал «DC» — издательство «Vertigo», впоследствии подарившее миру множество замечательных комиксов.

Талантливым людям нередко бывает тесно в работе над общим делом – каждый тянет одеяло на себя, а в результате возникают конфликты интересов. Вот и Сэм Кит объявил о своем уходе, завершив работу над третьим выпуском. «Чувствую себя Джимми Хендриксом среди битлов, я попал не в ту команду» – сказал он, уступая место художника Майку Дрингенбергу. Как бы то ни было, «Сэндмен» рос, развивался, полнился экспериментами, сюжетами и героями. За семь с небольшим лет, с января 1989-го по март 1996 года, свет увидели 75 ежемесячных выпусков. Именно они и вошли потом в десятитомное издание, которое наконец-то, много лет спустя, нашло дорогу и на российский рынок.

Во всем мире «Сэндмен» давно уже считается культовым, признанным шедевром жанра, одновременно выходящим за его границы и расширяющим их. Нам же только предстоит знакомиться с этим уникальным произведением искусства – поверьте, оно способно на многое. Даже самые заядлые сторонники теории «комикс-это-не-литература-а-развлечение-для-малышей» изменят свое мнение, если им в руки попадется том, рассказывающий о приключениях Повелителя Снов. А уж для поклонников таланта Нила Геймана такая книга станет настоящим подарком, ведь здесь есть все, за что мы любим этого автора: неожиданные сюжетные повороты, изящное, но бесцеремонное обращение с мифологией, историей и литературой, намертво врезающиеся в память персонажи и декадентский, но, как ни парадоксально, все же оптимистический взгляд на мир. Вернее, миры. Их здесь великое множество.

Итак, вот он, первый том – «Прелюдии и ноктюрны». Первые восемь рассказов о Повелителе Снов, первые восемь глав великой саги. Хозяин царства снов, Песочный Человек, был пленен людьми и несколько десятилетий провел в заточении. Наконец ему удалось вырваться, но долгожданная свобода не принесла особенной радости: за эти годы многое «прогнило в Датском королевстве», многое в мире снов изменилось не в лучшую сторону. Подняли головы давно побежденные враги, появились новые. Атрибуты власти – шлем, сума и рубин – утеряны, и Сэндмену придется немало потрудиться, чтобы снова завладеть ими. Именно о том, как он возвращает себе прежнюю силу, рассказывает книга. Это действительно «прелюдии», потому что первый том представляет собой пролог к последующим, он знакомит читателя с действующими лицами, реальностями и законами их взаимодействия. Это действительно «ноктюрны», потому что ночь здесь всеобъемлюща: она не только на часах или в небе, она и в душах, и в сердцах, и даже в надеждах. Лишь в самом финале наступает рассвет. Это истории, которые должны рассказываться на ночь, перед сном.

Их восемь. Первая, «Сон праведных», следует традициям классического английского хоррора. Мрачная атмосфера подземелий, старинные поместья, в которых собираются оккультные секты, древние магические книги – а в итоге страшные последствия низменных человеческих амбиций.

Вторая, «Нерадивые хозяева», играет с библейским, греческим и английским фольклором, одновременно вводя в повествование множество персонажей из других серий комиксов. Этот стандартный для жанра прием дает сценаристам возможность без особых усилий развивать новые сюжетные линии.

Третья часть, «Ты увидь меня во сне» – снова хоррор, только теперь не классический британский, а более современный, тяжелый, брутальный. Здесь появляется хорошо знакомый отечественному кинозрителю «Константин, тварь… Джон Константин», охотник на демонов, заядлый курильщик и циник. Даже таким крепким орешкам иногда снятся кошмары.

Четвертая глава, «Надежда в Аду», обыгрывает первую часть «Божественной комедии» Данте. Песочный Человек спускается в Преисподнюю и встречается с ее хозяевами. Темное фэнтези в классическом геймановском духе: магические поединки, демоны, говорящие стихами, и огромное количество отсылок к самым разным литературным произведениям.

Пятая ступень, «Пассажиры», – снова супергеройский комикс. Знакомая всем по историям о Бэтмене психиатрическая лечебница «Аркхэм» – и ее необыкновенные пациенты.

Шестая новелла, «24 часа» — самый мрачный и самый жесткий фрагмент в книге. В маленькой забегаловке собираются внешне благопристойные люди, у каждого из которых есть свой секрет, свое сокровенное желание. Среди них оказывается существо, способное посодействовать в осуществлении… по-своему. Психологический триллер, переходящий в безумный кровавый карнавал – нечто подобное вполне могли написать Стивен Кинг, Ричард Лаймон или молодой Клайв Баркер.

Седьмая история, «Шум и ярость» – кульминационный момент первого тома. Повелитель Снов сходится в смертельной битве со своим самым серьезным противником. Однако и сражение, и его исход ничуть не похожи на то, чего ожидает наивный читатель.

Восьмая (и последняя) глава – «Шелест ее крыльев». Сэндмен встречает старшую сестру, Смерть (она предстает в виде язвительной молодой готки – этот характерный образ придумал Майк Дрингенберг), которая, как и положено старшей сестре, преподаст запутавшемуся брату полезный, пусть и невеселый, урок. «Шелест ее крыльев» сюжетно не связан с предыдущими эпизодами, он служит эпилогом к первому тому и прологом ко всем последующим. Это дверь, ведущая из вестибюля в глубину огромного дворца, полного переходов, потайных комнат, привидений, воспоминаний и секретов.

Пожалуй, сложно сказать о «Прелюдиях и ноктюрнах» лучше, чем Карен Бергер, главный редактор издательства «Vertigo» и человек, лично ответственный за рождение Сэндмена:

Читать еще:  Кто такой хемингуэй. Эрнест Хемингуэй

– Первая книга историй о Сэндмене во многом отображает процесс работы талантливого писателя, который постепенно оттачивал и совершенствовал свои способности и столь же постепенно развивал первоначальную концепцию – создание серии, посвященной грезам и снам: личным мечтаниям, ночным видениям и воображению. Концепция расширилась, и результатом явился ряд подлинно современных, незабываемых историй.

Так оно и есть. Гейман экспериментирует, пробует на зуб разные жанры и формы, прыгает с тропинки на тропинку, оставляя за собой извилистую цепочку из хлебных крошек. Только в самом конце книги становится ясно: вот, он встал на свою тропу, нащупал в темноте ручку своей двери. И он ее откроет, и потащит нас за собой в «Кукольный домик» – второй том культовой эпопеи, о котором мы поговорим в следующий раз.

А сейчас осталось сказать лишь о качестве русского издания. В принципе, тут можно уложиться в два слова: оно великолепно. Отличная бумага, шикарный (насколько это вообще возможно) перевод, большое количество комментариев, пояснений, воспоминаний создателей – все это превращает книгу «Песочный человек: прелюдии и ноктюрны» в настоящий праздник для души. Ее даже в руках держать приятно, а уж если начать читать, то можно и не оторваться. Говорят, у некоторых так и не получилось. Говорят, они теперь спят с открытыми глазами. Говорят, иногда, в лунном свете, можно различить стоящую рядом с ними фигуру высокого бледного человека в черном плаще с вышитыми на полах языками пламени.

КГ-Портал

Обратная связь со Всеяредакцией

Графический роман «The Sandman. Песочный человек. Ловцы снов» Нила Геймана и Ёситаки Амано выйдет в России

Издательство «Азбука», которое выпускает в России комикс «The Sandman. Песочный человек» Нила Геймана, опубликует на русском языке графический роман «The Sandman. Песочный человек. Ловцы снов», написанный Гейманом и проиллюстрированный Ёситакой Амано.

Дорогие друзья, рады представить вашему вниманию удивительно тонкую и умную сказочную повесть-притчу от великого и ужасного Нила Геймана и одного из самых знаменитых художников Японии Ёситаки Амано — «The Sandman. Песочный человек. Ловцы снов».

Полагаем, Нил Гейман в представлении не нуждается 🙂 А вот о Ёситаке Амано мы вам немного расскажем.

Ёситака Амано по праву занял место одного из ведущих художников Японии. Работая в почтенной анимационной компании Tatsunoko Studios, Амано создал таких памятных персонажей, как команда «Гатчаман» и Пчёлка Хатч. За прошедшие годы он также выпустил более семнадцати иллюстрированных книг в жанре фэнтези, в том числе культовую классику — «Ди, охотник на вампиров». Также его работы появились в невероятно популярной серии интерактивных ролевых игр Final Fantasy.

«The Sandman. Песочный человек. Ловцы снов» — первая работа Амано в сфере американских комиксов.

Графический роман «Ловцы снов» объединил элементы японской мифологии (Гейман черпал вдохновение в «Древних японских сказках» Б. У. Эштона), а также мотивы вселенной «Сэндмена».

Сам автор, увидев постер Ёситаки Амано «Сон из рода Вечных» к празднованию десятой годовщины публикации первого выпуска «Сэндмена», сказал себе: «А ведь я так и не рассказал японскую историю о Сэндмене».

Работа Амано буквально зачаровала Геймана, он увидел в ней Морфея таким, каким никогда не писал.

И с этого всё началось…

Правда, чуть позже Нил Гейман признался, что всё было совершенно не так и он сам всё придумал от начала до конца. Но на то он и великий мистификатор 🙂

Затевая свой розыгрыш, лиса-оборотень не знала, что он обернётся для неё большой любовью. Но так случилось — девушка-лиса влюбилась в молодого монаха, живущего при уединённом храме в горах. И однажды она узнала о сделке чернокнижника-оммёдзи с демонами, ставкой в которой была жизнь её возлюбленного. И тогда лиса отдала всё, что у неё было, и отправилась искать помощи в Мире Снов, царстве Морфея, Государя Всех Ночных Грёз… В 2000 году повесть «Ловцы снов» была награждена премией Брэма Стокера, а также номинирована на премию Хьюго и премию журнала Locus.

«The Sandman. Ловцы снов» — это не комикс, это графический роман в том широком понимании, которое мы в него закладываем. Потрясающие иллюстрации Ёситаки Амано вплетаются в текст и создают с ним единое целое.

Издание содержит послесловие от Нила Геймана, где он рассказывает историю создания книги, а также небольшую, но очень эмоциональную речь от художника Ёситаки Амано. Книга дополнена подробными примечаниями Михаила Назаренко.

Технические параметры издания:

формат — 170×260 мм;

объём — 136 страниц;

Написанная английским автором Нилом Гейманом («Звёздная пыль», «Американские боги», «Коралина») и нарисованная разными художниками серия комиксов «The Sandman. Песочный человек» выходила в 1989–1996 годах в издательстве Vertigo (импринт DC) и состоит из 75 выпусков и одного спешала. Комикс про повелителя снов Морфея из рода Вечных снискал успех как у читателей, так и у критиков. После него Гейман написал графический роман о Вечных The Sandman: Endless Nights и мини-серию The Sandman: Overture — приквел оригинального комикса. Также у серии есть множество спин-оффов, рассказывающих о персонажах вселенной Песочного человека. Одним из самых известных среди них является комикс «Люцифер», по которому снят одноимённый телесериал, и это при том что всякие попытки экранизировать историю самого Морфея заканчивались неудачей.

В 2018 году к 30-летию оригинальной серии и 25-летию Vertigo была запущена линейка комиксов The Sandman Universe, в которую входят одноимённый ваншот и четыре продолжающиеся серии: House of Whispers, Lucifer, The Books of Magic и The Dreaming. Все они создаются под надзором Геймана, но силами новых сценаристов.

Источники:

http://concepture.club/post/komiksy-kotorye-stali-iskusstvom/statja-1-mir-nashih-snov-the-sandman-nila-gejmana
http://darkermagazine.ru/page/v-pustyne-snov
http://kg-portal.ru/comments/78338-graficheskij-roman-the-sandman-pesochnyj-chelovek-lovcy-snov-nila-gejmana-i-esitaki-amano-vyjdet-v-rossii/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector