2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прожить ее надо так. Жизнь нужно прожить так

Содержание

Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы

Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы
Из романа (ч. 2, гл. 3) «Как закалялась сталь» (1932—1934) советского’ писателя Николая Алексеевича Островского (1904—1936): «Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и. мелочное прошлое и чтобы, умирая, мог сказать: вся жизнь и все силы отданы самому главному в мире: борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить. Ведь нелепая болезнь или какая-либо трагическая случайность могут прервать ее.
Охваченный этими мыслями, Корчагин ушел с братского кладбища».
Цитируется: как призыв к достойной, деятельной жизни.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс» . Вадим Серов . 2003 .

Смотреть что такое «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы» в других словарях:

Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы — см. Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 … Словарь крылатых слов и выражений

Чтобы не было мучительно больно — см. Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 … Словарь крылатых слов и выражений

жизнь — , и, ж. 1. Период существования человека. ** [Не надо печалиться] вся жизнь впереди [надейся и жди]. // Слова из песни А.Экимяна на стихи Р.Рождественского “Не надо печалиться” (1975 г.). Этот же мотив используется в песне А.Пахмутовой на … Толковый словарь языка Совдепии

жизнь — и, ж. 1. Особая форма движения материи, возникающая на определенном этапе ее развития. Возникновение жизни на земле. □ Основой жизни являются белковые соединения, которые при высокой температуре свертываются. В. Комаров, Происхождение растений.… … Малый академический словарь

год — , а, м. == Славные годы. ◘ Она [индустриализация] была проведена в славные годы первых пятилеток. ХО, 388. == Юбилейный год. ◘ Ваше имя? Э э э. Фамилия? Э э э. На что жалуетесь? Э э э. А какой нынче год? Юбилейный. Купина, 122. *… … Толковый словарь языка Совдепии

ПАВЕЛ КОРЧАГИН — «ПАВЕЛ КОРЧАГИН», СССР, КИЕВСКАЯ киностудия, 1956, цв., 102 мин. Героико романтическая драма. По роману Н.Островского «Как закалялась сталь». «Самое дорогое у человека это жизнь. Она дается один раз и прожить ее нужно так, чтобы не было… … Энциклопедия кино

Как закалялась сталь — У этого термина существуют и другие значения, см. Как закалялась сталь (значения). Как закалялась сталь Жанр: роман Автор: Николай Островский Язык оригинала: русский Год написания … Википедия

Как закалялась сталь (роман) — У этого термина существуют и другие значения, см. Как закалялась сталь. Как закалялась сталь Жанр: роман Автор: Николай Островский Язык оригинала: русский Год написания … Википедия

Пульс хранителя дверей лабиринта — Студийный альбом «Алисы» Дата выпуска 18 февраля 2008 Записан … Википедия

ЖИЗНЬ НУЖНО ПРОЖИТЬ ТАК!

Как закалялась сталь (1942 г.):

Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и. мелочное прошлое и чтобы, умирая, мог сказать: вся жизнь и все силы отданы самому главному в мире: борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить. Ведь нелепая болезнь или какая-либо трагическая случайность могут прервать ее.

Николай Алексеевич Островский

Триумф воли. Главной чертой Николая Островского было правдолюбие и поиск справедливости

22 декабря 1936 г., в восьмом часу вечера, в Москве, на Тверской, один человек произнёс:

«Я стонал? Нет? Это хорошо. Значит, смерть не может меня пересилить».

Николай Островский. 1926 год. © / РИА Новости

Он умер через полчаса. умер не побеждённым — гордо и достойно. Звали его Николай Остров­ский. Ему было 32 года.

Роман Островского выпущен тиражом примерно в 60 млн. экземпляров. «Примерно» — потому что в гонке участвует Китай, где книга вышла тиражом 15 млн. И это ещё не предел — «Как закалялась сталь» в Поднебесной считается дефицитом, а китайской молодёжи идут навстречу и тираж постоянно допечатывают.

Советский писатель Николай Островский (1-ый слева) на заседании березовского райпарткома (из собраний Государственного музея Н. Островского). 1923 год. Фото: РИА Новости

В 1934 г. луганский студент-филолог Марченко написал в журнал «Молодая гвардия» возмущённое письмо (он хотел взять в библиотеке «Как закалялась сталь», но выяснилось, что в очереди на книгу стоят 176 человек):

«Почему так поступают с читателями? Допечатайте, пожалуйста, чтобы хватило на всех!»

Спустя 8 лет, в самую лютую зиму 1942 года, в блокадном Ленинграде «Как закалялась сталь» переиздают по инициативе горожан. Текст набирают в полуразрушенном здании. Тираж печатают, крутя машины руками, поскольку нет электричества. И распродают 10 тыс. экземпляров за два часа.

Читать еще:  Хищные машины 2 русский язык. Хищные машины

Обложки книги «Как закалялась сталь», изданной на венгерском, немецком и португальском языках Фото: Коллаж АиФ

Обложки книги «Как закалялась сталь», изданной на испанском, вьетнамском языках и хинди. Фото: Коллаж АиФ

Это СССР. Но вот письмо, которое Островский получил из штата Квинсленд (Австралия):

«Если бы не повреждение ноги, я бы работал и откладывал день­ги на поездку к Вам, моему любимому русскому писателю». А вот весточка из тюрьмы болгарского города Стара-Загора: «После долгих мытарств один экземп­ляр книги «Как закалялась сталь» наконец получен. Уже двое из нас её прочли, а предстоит прочесть всем 250 полит­заключённым… Я в восторге от книги, а товарищ, который сейчас её читает, ни на момент не отрывается от неё».

О том, что книга не примитивная агитка, но большое литературное событие, говорили многие иностранные рецензенты. Английское издание Daily Worker публикует некролог:

«То, что Островский умер таким молодым, является потерей не только для СССР, но и для литературы всего мира».

Положим, это газета британ­ских коммунистов. Но вот как отозвался на прижизненное издание «Как закалялась сталь» еженедельник Reynold’s Illustrated News:

«­Островский в известном смысле гений».

«Гений», «новатор», «гордость и слава поколения», «светоч для многих тысяч людей», «олицетворение мужества» — это всё о нём. И говорят об этом известные люди. Авторы последних двух определений — нобелевский лауреат, писатель Ромен Роллан и поэт, член Гонкуровской академии Луи Арагон.

В юности Николай Островский перенес три тифа и дизентерию. Потом болезнь Бехтерева (воспаление суставов и позвоночника), глаукома и слепота, поражение сердца, фиброз лёгких, почечнокаменная болезнь и регулярные пневмонии. На этом фоне постоянно происходит следующее:

«У меня камень разорвал желчный пузырь, получилось кровоизлияние и отравление желчью. Врачи тогда в один голос сказали:

Но у них опять не вышло, я выцарапался, снова напутав в медицинских аксиомах».

Так писал Островский за 4 месяца до смерти. Конечно же, его лечили. Но даже лечение часто доставляло боль. Так, в 1927 г. ему назначили серные ванны на курорте Горячий Ключ. Расстояние от Краснодара (а это 46 км) писатель преодолевал 6 часов. За это время он 11 раз терял сознание от боли. Но молчал.

Писатель Николай Островский с родными в день вручения ему ордена Ленина. Слева направо: жена писателя Раиса Порфирьевна, сестра Екатерина Алексеевна, племянница Зина, брат Дмитрий Алексеевич и мать Ольга Осиповна. 1935 год. Фото: РИА Новости/ О. Коваленко

Девять лет непрерывного страдания. «У больного застывают сначала крупные, а потом и остальные суставы. Он превращается в живое изваяние — конечности находятся в разных положениях, в зависимости от того, как они были залиты лавой болезни» — вот самое приблизительное описание того, как жил Островский.

Квартиру на Тверской, ставшую его последним пристанищем, Николай Островский получил в 1935 г. Вместе с орденом Ленина. Что было до этого, может рассказать сам писатель:

«Я не чемпион по блату. Пусть рвачи пролезают, занимают квартиры, мне от этого не жарко. Место бойца на фронте, а не в тыловых склочных дырах. Цель моей жизни — литература. Лучше жить в уборной и писать, чем добиваться квартиры».

«Его главной чертой было правдолюбие. Он был внутренне заряжен на поиск справедливости» — так отозвался об Островском критик Лев А­ннинский. Это очень русская черта. источник

Джет Ли: «Мой любимый герой — Павка Корчагин. И, кстати, есть одна великая книга, которую я прочитал в юности и которая на меня произвела определяющее влияние — «Как закалялась сталь» Николая Островского. Как, впрочем, и главный герой — Павел Корчагин.

Эта книга, собственно, и воспитала из меня человека. И я до сих пор постоянно ее перечитываю, вспоминаю, и, где бы я ни был — в США, в Китае, еще где-нибудь в Азии, — я все время цитирую слова Павла:

«Не бойтесь никаких преград и перипетий на своем пути, потому что сталь можно закалить только так».

Николай Алексеевич Островский (16 (29) сентября 1904, в селе Вилия, Острожский уезд, Волынская губерния — 22 декабря 1936, Москва) — советский писатель, автор романа «Как закалялась сталь».

Краткая биография.

Детство и юность

Родился 16 сентября 1904 года в селе Вилия Острожского уезда Волынской губернии Российской империи (ныне Острожского района Ровненской области Украины) в семье унтер-офицера и акцизного чиновника Алексея Ивановича Островского (1854—1936).

Досрочно был принят в церковно-приходскую школу «по причине незаурядных способностей»; школу окончил в 9 лет, в 1913 году, с похвальным листом. Вскоре после этого семья переехала в Шепетовку. Там Островский с 1916 года работал по найму: сначала на кухне вокзального ресторана, затем кубовщиком, рабочим материальных складов, подручным кочегара на электростанции. Одновременно учился в двухклассном (с 1915 по 1917 год), а затем высшем начальном училище (1917—1919). Сблизился с местными большевиками, во время немецкой оккупации участвовал в подпольной деятельности, в марте 1918 — июле 1919 года был связным Шепетовского ревкома.

Военная служба и партийная работа

20 июля 1919 года вступил в комсомол. «Вместе с комсомольским билетом мы получали ружье и двести патронов» — вспоминал Островский.

9 августа 1919 года ушёл на фронт добровольцем. Воевал в кавалерийской бригаде Г. И. Котовского и в 1-й Конной армии. В августе 1920 года был тяжело ранен в спину под Львовом (шрапнелью) и демобилизован. Участвовал в борьбе с повстанческим движением в частях особого назначения (ЧОН). По некоторым данным, в 1920—1921 годах был сотрудником ЧК в Изяславе.

В 1921 году работал помощником электромонтёра в Киевских главных мастерских, учился в электротехникуме, одновременно был секретарём комсомольской организации.

В 1922 году участвовал в строительстве железнодорожной ветки для подвоза дров в Киев, при этом сильно простудился, затем заболел тифом. После выздоровления — комиссар батальона Всевобуча в Берездове (в пограничном с Польшей районе).

Был секретарём райкома комсомола в Берездове и Изяславе, затем секретарём окружкома комсомола в Шепетовке (1924 год). В том же году вступил в ВКП(б).

Болезнь и литературное творчество

С 1927 года и до конца жизни Островский был прикован к постели неизлечимой болезнью. По официальной версии, на состоянии здоровья Островского сказались ранение и тяжёлые условия работы. Окончательный диагноз — «прогрессирующий анкилозирующий полиартрит, постепенное окостенение суставов».

Осенью 1927 года начинает писать автобиографический роман «Повесть о „котовцах“», но спустя полгода рукопись была утеряна при пересылке.

После неудачного лечения в санатории Островский решил поселиться в Сочи. В письме знакомой старой коммунистке в ноябре 1928 году он описал свою «политическую организационную линию»:

Читать еще:  Цитаты про танго. Идея Танго

«Я с головой ушёл в классовую борьбу здесь. Кругом нас здесь остатки белых и буржуазии. Наше домоуправление было в руках врага — сына попа…». Несмотря на протесты большинства жильцов, Островский через местных коммунистов добился того, чтобы «сына попа» убрали. «В доме остался только один враг, буржуйский недогрызок, мой сосед… Потом пошла борьба за следующий дом… Он после „боя“ тоже нами завоеван… Тут борьба классовая — за вышибание чуждых и врагов из особняков…».

С конца 1930 года он с помощью изобретённого им трафарета начинает писать роман «Как закалялась сталь». Островский диктовал текст книги добровольным секретарям 989 дней.

В апреле 1932 года журнал «Молодая гвардия» начал публиковать роман Островского; в ноябре того же года первая часть вышла отдельной книгой, за ней вышла и вторая часть. Роман сразу же приобрёл большую популярность в СССР.

В 1935 году Островский был награждён орденом Ленина, ему были выделеныдля проживания дом в Сочи и квартира в Москве на улице Горького (ныне его дом-музей).

В 1936 году Островский был зачислен в Политуправление Красной армии со званием бригадного комиссара.

Последние несколько месяцев он был окружён всеобщим почётом, принимая на дому читателей и писателей. Московский Мёртвый переулок (ныне Пречистенский), в котором он жил в 1930—1932 годах, был переименован в его честь.

Сочинения:

1927 — «Повесть о „котовцах“» (роман, рукопись утеряна при пересылке)
1930—1934 — «Как закалялась сталь»
1936 — «Рождённые бурей»

По теме:

Красный командир Антон Близнюк, раненый 13 раз в сражениях за власть Советов с белобандитами, 1920 год, РСФСР

Островский Николай Алексеевич: «Самое дорогое у человека — это жизнь. «

«Самое дорогое у человека — это жизнь.

Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества».

Николай Островский

Николай Островский родился 29 сентября 1904 года в селе Вилия на Волыни в семье отставного военного.

Его отец Алексей Иванович отличился в Русско-турецкой войне 1877-1878 года и за особую храбрость был награжден двумя Георгиевскими крестами. После войны Анатолий Островский работал солодовщиком на винокуренном заводе, а мама Островского, Ольга Осиповна, была кухаркой.

Семья Островских жила небогато, но дружно, ценила образование и труд. Старшие сестры Николая — Надежда и Екатерина стали сельскими учительницами, а сам Николай был досрочно был принят в церковно-приходскую школу «по причине незаурядных способностей», которую окончил в 9 лет с похвальным листом. В 1915 году он окончил двухклассное училище в Шепетовке, а в 1918 году поступил в Высшее начальное училище, позднее преобразованное в Единую трудовую школу, и стал представителем учащихся в педагогическом совете.

С 12 лет Островскому пришлось работать по найму: кубовщиком, рабочим на складе и подручным кочегара на электростанции. Впоследствии он писал Михаилу Шолохову об этом периоде своей жизни: «Я штатный кочегар и насчет заправки котлов был неплохой мастер».

Тяжелая работа не мешала романтическим порывам Островского. Его любимыми книгами были «Спартак» Джованьоли, «Овод» Войнич, романы Купера и Вальтера Скотта, в которых отважные герои боролись за свободу против несправедливости тиранов. В юности он читал друзьям стихи Брюсова, приехав к Новикову, проглотил «Илиаду» Гомера, «Похвалу глупости» Эразма Роттердамского.

Под влиянием шепетовских марксистов Островский втянулся в подпольную работу и стал активистом революционного движения. Воспитанный на романтически-авантюрных книжных идеалах, он принимал Октябрьскую революцию с восторгом. 20 июля 1919 года Николай Островский вступил в комсомол и ушел на фронт сражаться против врагов революции. Он сначала служил в дивизии Котовского, затем — в 1-й Конной армии под командованием Буденного.

В одном из боев Островский на всем скаку упал с лошади, позже он получил ранение в голову, и в живот. Все это жесточайшим образом сказалось на его здоровье, и в 1922 году восемнадцатилетний Островский был отправлен на пенсию.

После демобилизации Островский нашел себе применение на трудовом фронте. Окончив школу в Шепетовке, он без отрыва от производства продолжил учебу в Киевском электротехническом техникуме, и вместе с первыми комсомольцами Украины был мобилизован на восстановление народного хозяйства. Островский участвовал в строительстве узкоколейной дороги, которая должна была стать основной магистралью для обеспечения дровами вымирающего от холода и тифа Киева. Там он простудился, заболел тифом и в бессознательном состоянии был отправлен домой. Усилиями родных ему удалось справиться с болезнью, но вскоре он вновь простудился, спасая в ледяной воде лес. Учебу после этого пришлось прервать, и, как оказалось, навсегда.

Обо всем этом он позже написал в своем романе «Как закалялась сталь»: и как, спасая лесосплав, бросился в ледяную воду, и жестокой простуде после этого трудового подвига, и о ревматизме, и о тифе.

В 18 лет он узнал, что врачами ему поставлен страшный диагноз — неизлечимая, прогрессирующая болезнь Бехтерева, которая приводит больного к полной инвалидности. У Островского сильно болели суставы. А позже ему был поставлен окончательный диагноз — прогрессирующий анкилозирующий полиартрит, постепенное окостенение суставов.

Врачи предложили потрясенному юноше перейти на инвалидность и ожидать конца. Но Николай выбрал борьбу. Он стремился сделать жизнь и в этом, казалось бы, безнадежном состоянии, полезной для других. Однако, последствия изнурительной работы все чаще давали себя знать. Первые приступы неизлечимой болезни он испытал в 1924 году и в этом же году стал членом Компартии.

Со свойственной ему полной самоотдачей и юношеским максимализмом он посвятил себя работе с молодежью. Он стал комсомольским вожаком и организатором первых комсомольских ячеек в пограничных районах Украины: Берездове, Изяславле. Вместе с комсомольскими активистами Островский участвовал в борьбе ЧОНовских отрядов с вооруженными бандами, стремящимися прорваться на советскую территорию.

Болезнь прогрессировала, и началась бесконечная череда пребывания в больницах, клиниках и санаториях. Мучительные процедуры, операции не приносили улучшения, но Николай не сдавался. Он занимался самообразованием, учился в Свердловском заочном коммунистическом университете, и очень много читал.

В конце двадцатых годов в Новороссийске он познакомился со своей будущей женой. К осени 1927 года Николай Алексеевич уже не мог ходить. К тому же у него началась болезнь глаз, которая в итоге привела его к слепоте, и была следствием осложнения после сыпного тифа.

Николай Островский с женой Раисой за год до смерти.

Осенью 1927 года Островский начал писать автобиографический роман «Повесть о «котовцах». Рукопись этой книги, созданная поистине титаническим трудом и отправленная по почте в Одессу бывшим боевым товарищам для обсуждения, к несчастью, потерялась на обратном пути, и судьба ее так и осталась неизвестной. Но Николай Островский, привыкший выносить и не такие удары судьбы, не потерял мужества, и не отчаялся.

В письме от 26 ноября 1928 года он писал: «Вокруг меня ходят крепкие, как волы, люди, но с холодной, как у рыб, кровью. От их речей веет плесенью, и я их ненавижу, не могу понять, как здоровый человек может скучать в такой напряженный период. Я никогда не жил такой жизнью и не буду жить».

С этого времени он навсегда был прикован к постели, и осенью 1929 года Островский переехал на лечение в Москву.

«Принесенных стоп в 20 — 30 книг ему едва хватало на неделю», — отмечала жена. Да в его библиотеке было не две — две тысячи книг! А начиналась она, по свидетельству матери, с журнального листа, в который хотели завернуть ему селедку, но он принес селедку, держа за хвост, а журнальный лист положил на полку. «Я очень изменился?» — спрашивал позже Островский Марту Пуринь, своего давнего друга. «Да, — ответила она, — ты стал образованным человеком».

В 1932 году он начал работу над книгой «Как закалялась сталь». После восьмимесячного пребывания в больнице Островский вместе с женой поселился в столице. Абсолютно обездвиженный, слепой и беспомощный, он ежедневно на 12-16 часов оставался в полном одиночестве. Пытаясь побороть отчаяние и безысходность, он искал выход из своей энергии, а так как его руки еще сохраняли некоторую подвижность, Николай Алексеевич решил начать писать. С помощью жены и друзей, сделавших ему специальный «транспарант» (папку с прорезями) он пытался записывать первые страницы будущей книги. Но и эта возможность писать самому продолжалась недолго, и в дальнейшем он был вынужден диктовать книгу своим родным, друзьям, соседке по квартире, и даже девятилетней племяннице.

С болезнью боролся с тем же мужеством и упорством, с какими некогда воевал на гражданской войне. Он занимался самообразованием, читал одну за другой книги, заочно окончил коммунистический университет. Будучи парализованным, вел на дому комсомольский кружок, готовил себя к литературной деятельности. Работал по ночам, с помощью трафарета, а днем друзья, соседи, жена, мать сообща расшифровывали написанное.

Николай Островский стремился научиться хорошо писать — следы этого хорошо видны опытному глазу. Он учился искусству литератора у Гоголя (сцены с петлюровским полковником Голубом; зачины типа «хороши вечера на Украине летом в таких маленьких городишках-местечках, как Шепетовка. » и др.). Учился у своих современников («рубленый стиль» Б.Пильняка, И.Бабеля), у тех, кто помогал ему редактировать книгу. Учился писать портреты (получалось не очень умело, однообразно), искать сравнения, индивидуализировать речь персонажей, строить образ. Не все было удачным, с трудом приходилось освобождаться от штампов, находить удачные выражения, — делать это все приходилось, преодолевая болезнь, неподвижность, элементарную невозможность самому читать и писать.

Посланная в журнал «Молодая гвардия» рукопись получила разгромную рецензию: «выведенные типы нереальны». Однако Островский добился вторичного рецензирования рукописи. После этого рукопись активно редактировали заместитель главного редактора «Молодой Гвардии» Марк Колосов и ответственный редактор Анна Караваева, известная писательница того времени. Островский признавал большое участие Караваевой в работе с текстом романа; также он отмечал участие Александра Серафимовича.

Первую часть романа имела огромный успех. Номера журнала, где он публиковался, невозможно было достать, в библиотеках за ним стояли очереди. Редакцию журнала захлестнул поток читательских писем.

Образ главного героя романа — Корчагина был автобиографичен. Писатель переосмыслил личные впечатления и документы, и создал новые литературные образы. Революционные лозунги и деловая речь, документальность и художественная вымысел, лиризм и хроника — все это соединилось у Островского в новое для советской литературы художественное произведение. Для многих поколений советской молодёжи герой романа стал нравственным образцом.

Однажды, недовольный некоторыми семейными сценами романа, какой-то критик написал, что они способствуют «разжижению гранитной фигуры Павки Корчагина». Николай был возмущен — гранит не строительный материал для живого человека. Назвал статью «вульгарной»: «Сердечно болен, однако отвечу ударом сабли». Одна из его добровольных секретарей, Мария Барц, оставила нам свидетельство того, что его беспокоило при диктовке: «По-человечески ли получилось? Не лубочно ли? Не слишком ли ортодоксален Павел Корчагин? Не плакатен ли?»

В 1933 году Николай Островский в Сочи продолжил работу над второй частью романа, а в 1934 году вышло первое полное издание этой книги.

В марте 1935 года в газете «Правда» был опубликован очерк Михаила Кольцова «Мужество». Из него миллионы читателей впервые узнали, что герой романа «Как закалялась сталь» Павел Корчагин — не плод фантазии автора. Что именно автор этого романа — и есть герой. Островским начали восхищаться. Его роман переводился на английский, японский и чешский языки. В Нью-Йорке он печатался в газете.

1 октября 1935 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Островского наградили орденом Ленина. В декабре 1935 года Николаю Алексеевичу была предоставлена квартиру в Москве, на улице Горького, и специально для него была построена дачу в Сочи. Также ему было присвоено воинское звание бригадного комиссара.

Островский продолжал работать, и летом 1936 года он закончил первую часть романа «Рожденные бурей». По настоянию автора новую книгу обсудили на выездном заседании президиума правления Союза советских писателей на московской квартире автора.

Последний месяц жизни Николай Алексеевич был занят внесением поправок в роман. Он трудится «в три смены» и готовился отдохнуть. А 22 декабря 1936 года сердце Николая Алексеевича Островского остановилось.

В день его торжественных похорон, 26 декабря, книга вышла в свет — рабочие типографии набрали и отпечатали ее в рекордно короткие строки.

Мейерхольд поставил спектакль о Павке Корчагине по инсценировке романа, сделанной Евгением Габриловичем. За несколько лет до своей смерти Евгений Иосифович Габрилович рассказывал, какое это было грандиозное зрелище: «На просмотре зал взорвался овациями! Это было так жгуче, так потрясало! То была торжественная трагедия». Трагедийность той эпохи мы хорошо видим сегодня. Тогда видеть ее было запрещено. Ведь «жить стало лучше, жить стало веселее». Спектакль запретили.

Роман «Как закалялась сталь» Островского выдержал более 200 изданий на многих языках мира. До конца 1980-х годов он занимал центральное место в школьной программе.

Николай Островский был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Источники:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_wingwords/871/%D0%96%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C
http://artyushenkooleg.ru/wp-oleg/archives/5928
http://www.dal.by/news/2/15-03-13-23/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector