0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История и теория литературы.

ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

Литературоведение — это одна из двух филологических наук и одна из многих искусствоведческих наук. Вместе с тем это иисторическая наука, связанная со всеми науками об истории человечества и с их помощью стремяща­яся установить закономерности своего предмета — исто­рии литературы народов мира.

Поэтому литературоведам недостаточно овладеть ме­тодологическими принципами в их общем виде. Вместе с искусствоведами, театроведами, музыковедами литературоведы должны создавать на этой основе конкретную теорию существенных особенностей художественного творчества, или иначе — теорию искусства, его со-

держания и его формы. С такой же конкретностью они должны разрабатывать и теорию художественной литера­туры как вида искусства.

Из этого следует, что в составе литературоведения на­ряду с его основной частью — историей литературы разных стран и эпох — есть и другая, не менее важная часть — теория литературы, находящаяся с ней в тес­ной связи и взаимодействии.

Теория литературы как отдельная дисциплина литера­туроведения имеет свое очень долгое историческое разви­тие. Первым сочинением по теории литературы была «По­этика» древнегреческого философа Аристотеля. Ее наибо­лее важная часть посвящена изучению жанра трагедии. С тех пор и до нашего времени, в особенности за послед­ние три столетия, интерес к теоретическим вопросам ис­кусствознания и литературоведения все усиливается.

Развитие теории литературы за это время обнаружива­ет в основном две противоположные тенденции. Одна из них проявляется в работах литературоведов буржуазных стран, занимающих консервативные и реакционные пози­ции. Эти литературоведы стоят обычно на идеалистической точке зрения, но в своих научных взглядах они все больше отказываются от объяснения национально-исторического развития литературы духовной первоосновой жизни, как это делал Гегель, и увлекаются теориями компаративизма и формализма. Формализм и структурализм являются вли­ятельными направлениями в литературоведении буржуаз­ных стран.

Другая тенденция развития теории литературы за­ключается в усилении и углублении в ней материалисти­ческого миропонимания. Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в середине XVIII в. выдающимися пред­ставителями немецкого и французского просветитель­ства — Г. Э. Лессингом, автором «Лаокоона, или О гра­ницах живописи и поэзии» и «Гамбургской драматургии», и Д. Дидро, автором «Парадокса об актере» и очерка «О драматической поэзии». Позднее более углубленную и систематическую, хотя все еще непоследовательную, раз­работку идей материалистического понимания искусства и литературы дали в своих работах русские демократы-про­светители В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Доб­ролюбов. Многие их положения и в настоящее время со­храняют свое научное значение. Еще большую ценность для современной научной теории литературы представля­ют литературные статьи, письма и высказывания К. Мар-

кса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, содержащие последова­тельное историко-материалистическое разъяснение неко­торых важных проблем.

Разработка вопросов теории литературы имеет огром­ное, по сути дела решающее, значение для исторического изучения литератур различных эпох и народов — для ис­тории литературы как основной части литературоведения. Историческое изучение литератур народов мира не может осуществляться без применения общих понятий об отдельных свойствах и особенностях литературных произведений, об отдельных сторонах процесса лите­ратурного развития. Все эти понятия должны быть ясны и определенны по своему содержанию и по своему со­отношению. Без этого сама историко-литературная мысль окажется неясной, неотчетливой, запутанной. Разработку и систематизацию общих понятий литературоведения и выполняет теория литературы. Она дает истории литера­туры инструмент для ее конкретных исследований. Если бы история литературы не имела теоретически обработан­ных общих понятий, она вынуждена была бы заниматься лишь описанием отдельных фактов.

Взаимодействие истории и теории всех видов искусств разъяснил Чернышевский. «История искусства, — писал он, — служит основанием теории искусства, потом теория искусства помогает более совершенной, более полной об­работке истории его; лучшая обработка истории послужит дальнейшему совершенствованию теории, и так далее, до бесконечности. Без истории предмета нет теории предмета; но и без теории предмета нет даже мысли о его исто­рии, потому что нет понятия о предмете, его значении и границах» (100, 265—266).

Действительно, невозможно создавать историю литера­туры как науку, не имея «понятия о предмете, его значе­нии и границах». Как можно говорить об истории литера­туры, не зная, что такое вообще художественная литера­тура, какие произведения относятся к ее истории, а ка­кие — нет? Ответ на этот вопрос дает теория.

Система научных понятий, которую создает для исто­рического изучения литературы ее теория, очень сложна и разностороння. Она складывается из нескольких разделов.

Прежде всего теория литературы должна разработать понятие о предмете литературоведения. Это понятие очень сложное. Для того чтобы иметь верное и полное понима­ние того, что такое художественная литература как вид

искусства, надо дать конкретный и обстоятельный ответ на целый ряд вопросов. В чем заключаются специфические (видовые) особенности содержания искусства в отличие от содержания других видов общественного сознания? В чем идеологическая сущность искусства и его познавательные возможности? Каковы специфические особенности литера­туры как вида искусства? Как зависит литература в исто­рически неповторимых особенностях своего содержания и формы от условий и обстоятельств национально-истори­ческой жизни общества? Ответ на эти вопросы требует разработки целого ряда общих понятий. Такую разработку и содержит первый раздел теории литературы — учение о специфике художественной литературы.

Не менее важен и другой круг проблем. На протяжении исторического развития каждой национальной литературы происходят существенные и закономерные изменения ее содержания и ее формы. Для того чтобы разобраться в этих изменениях, также нужна система теоретических по­нятий. В литературе существуют три основных рода — эпос, лирика, драма. Чем они отличаются друг от друга? Литература исторически изменяется в своих жанрах. В чем особенности каждого из них, например поэмы или романа, трагедии или комедии, оды или элегии? В литературе про­являются различные принципы отражения жизни. Каковы они, в чем сущность каждого из них? В литературе сменя­ются также разные направления, например классицизм, сентиментализм, романтизм. Что такое направления в от­личие от принципов отражения? Разработка этих и подоб­ных понятий составляет другой раздел теории литера­туры — учение об особенностях истори­ческого развития литературы.

Читать еще:  Маг на полную ставку ранобэ 819.

Но для того чтобы рассматривать отдельные произве­дения с точки зрения национальных и эпохальных особен­ностей литературного развития, чтобы выяснить и оценить идейно-художественные достоинства произведений, необ­ходима сложная система понятий о различных сторонах и элементах содержания и формы отдельных произведений.

Какие стороны надо различать в содержании художе­ственных произведений; что такое образы произведений как средство выражения их содержания; как они постро­ены? Что такое, например, сюжет произведения и кон­фликты, в нем развивающиеся? Что такое словесная орга­низация произведения и каковы ее стороны? Каково бы­вает построение произведения в целом? Как связаны меж­ду собой различные стороны содержания и формы? На все

эти и подобные вопросы дает ответ еще один раздел тео­рии литературы — учение о сторонах и элемен­тах организации отдельного художест­венного произведения. Его иногда называют

Изучая историю тех или иных национальных литера­тур, литературовед вынужден на каждом шагу своего ис­следования пользоваться понятиями всех трех разделов теории литературы. И чем более теоретически вооружен­ной будет история литературы, тем более совершенной она окажется как наука.

Таково взаимодействие истории и теории литературы в общих пределах литературоведения.

Теория литературы по-своему интересна и необходима также для писателей. Писатель должен быть мастером художественного творчества. И как всякий мастер, он дол­жен хорошо понимать назначение, особенности, средства того дела, которое он призван выполнять с большим со­вершенством. Недаром у писателей всегда существует боль­шой интерес к вопросам литературной теории. Недаром многие писатели были вместе с тем и теоретиками литера­туры. Среди русских писателей достаточно вспомнить Ло­моносова и Карамзина, Пушкина и Гоголя, Чернышев­ского и Салтыкова-Щедрина, Л. Толстого и Горького, Фе-дина и Фадеева.

Теория литературы

Теория литературы имеет своим предметом фундаментальные свойства художественной словесности: константы литературного творчества и писательской деятельности, а также закономерности изменений литературы в историческом времени. Теория литературы занята как синхронией литературной жизни (в максимально широком, всемирном масштабе), так и универсальными началами диахронии. В отличие от сферы конкретных литературоведческих исследований, она сосредоточена на обсуждении и решении вопросов общего характера. Теория литературы включает в себя, во-первых, совокупность суждений о художественной литературе как виде искусства: о ее общехудожественных свойствах (эстетических, миросозерцательных, познавательных) и специфических чертах, обусловленных природой и возможностями речевой деятельности. Во-вторых, теоретическую (общую) поэтику: учение о составе и строении литературных произведений. В теоретическую поэтику, базовые понятия которой — форма и содержание, а также стиль и жанр, входят теория художественной речи (стилистика), примыкающее к ней стиховедение и именовавшаяся в 1920-е эйдологией теория образности, рассматривающая предметный мир литературного произведения. В учении о художественной образности центральными являются понятия персонаж (образ человека в литературе), художественное время и пространство, а также сюжет. В состав теоретической поэтики входит и учение о композиции. К теоретической поэтике примыкает теория интерпретации литературных произведений, уясняющая перспективы, возможности и границы постижения их смысла. В-третьих, теория литературы обращается к динамическим и эволюционным аспектам литературной жизни: рассматривает закономерности генезиса литературного творчества (ими было занято литературоведение 19 века), функционирования литературы (этот аспект науки о литературе резко активизировался на протяжении последней четверти 20 века), а также ее движения в историческом времени (теория литературного процесса, в составе которой наиболее значимы общие вопросы исторической поэтики). В-четвертых, свой теоретический аспект имеет текстология, обеспечивающая (вкупе с палеографией) постижение словесно-художественных произведений как эмпирической данности.

Истоки теории литературы

У истоков теоретической поэтики — труд Аристотеля «Об искусстве поэзии» (4 век до н.э.) и последовавшие за ним многочисленные трактаты, посвященные поэтике и риторике. В 19 веке эта научная дисциплина упрочивалась и развивалась благодаря трудам В.Шерера в Германии, А.А.Потебни и А.Н.Веселовского в России. Интенсивная разработка теоретической поэтики в первые десятилетия 20 века стала своего рода революцией в литературоведении, которое ранее было сосредоточено главным образом на истоках и предпосылках творчества писателей. Теоретико-литературные студии неизменно опираются на данные истории литературы (как всемирной, так и отдельных национальных литератур), а также на исследования единичных феноменов литературной жизни, буть то отдельные произведения или их группы (творчество писателя, литература определенной эпохи либо направления, отдельный литературный жанр и т.п.). В то же время положения теории литературы активно используются в конкретных литературоведческих исследованиях, их стимулируют и направляют. В направлении создания теоретической истории литературы вслед за Веселовским разрабатывается историческая поэтика.

Постигающая прежде всего уникальные, специфические свойства своего предмета, теория литературы вместе с тем неизменно опирается на данные смежных литературоведению научных дисциплин, а также на положения философии. Поскольку художественная литература имеет своим материалом языковые знаки, являясь при этом видом искусства, ближайшими соседями теории литературы оказываются лингвистика и семиотика, искусствоведение, эстетика, аксиология. Вследствие того, что литературная жизнь составляет компонент исторического процесса, для науки о ней оказываются необходимыми данные гражданской истории, культурологии, социологии, истории общественной мысли и религиозного сознания. Будучи причастна константам существования человека, художественная литература побуждает ее аналитиков обращаться к положениям научной психологии и антропологии, а также персонологии (учения о личности), теории межличностного общения и герменевтики.

В составе теории литературы весьма значимы и едва ли не преобладают концепции, уясняющие какую-то одну из граней литературной жизни. Их правомерно назвать локальными теориями. Подобные концепции являются по сути взаимодополняющими, хотя порой и спорят одна с другой. В их ряду — учения о трех факторах литературного творчества И.Тэна (раса, среда, момент); о подсознательном как первооснове художественного творчества (психоаналитическая критика и литературоведение, идущие путями З.Фрейда и К.Юнга); о читателе с его «горизонтом ожиданий» как центральной фигуре литературной жизни (рецептивная эстетика 1970-х в ФРГ); об интертекстуальности как важнейшем атрибуте любого текста, в т.ч. и художественного (первоначально — Ю.Кристева и Р.Барт). В отечественном литературоведении 20 века сформировались и оказались влиятельными теоретические представления о психологии социальной группы как решающем стимуле писательской деятельности (школа В.Ф.Переверзева); о художественном приеме как сущности искусства и поэзии (В.Б.Шкловский); о знаковости в литературе как ее доминирующем свойстве (тартуско-московская семиотическая школа во главе с Ю.МЛотманом); о карнавальности как феномене внежанровом и надэпохальном (М.М.Бахтин); о ритмическом чередовании первичных и вторичных художественных стилей (Дм.Чижевский, Д. С Лихачев); о трех стадиях литературного процесса во всемирном масштабе (С.С.Аверинцев). Наряду с концепциями, посвященными одному из аспектов художественной литературы, в составе теории литературы имеют место итоговые работы, являющиеся опытами суммирующего и системного рассмотрения словесного искусства как целостности. Таковы весьма разнонаправленные труды Б.В.Томашевского, Г.Н.Поспелова, Л.И.Тимофеева, авторов трехтомной монографии ИМЛИ (1962-65), В.Кайзера, Р.Уэллека и О.Уоррена, Е.Фарыно, именующиеся «теориями литературы» или «введениями в литературоведение».

Читать еще:  «Российская газета». Любовь Проценко

Разнонаправленность и взаимная несогласованность теоретико-литературных построений закономерны и, по-видимому, неустранимы. Разумение сущности литературного творчества во многом зависит от той культурно-исторической ситуации, в которой оно возникло и получило обоснование, и, конечно же, от мировоззренческой позиции литературоведов (в этом ряду и прагматизм, и тяготеющая к эстетизму философия жизни, и атеистическая ветвь экзистенциализмa, и наследующая христианство нравственная философия вкупе с персонализмом). Ученых, далее, разобщает ориентация на различные смежные научные дисциплины: психологию (литературоведение фрейдистское и юнгианкое), социологию (марксистское литературоведение), семиотику (литературоведческий структурализм). Разнонаправленность теоретических построений обуславливается и тем, что теория литературы нередко выступает как программное обоснование практики определенной литературной школы (направления), защищая и манифестируя некую творческую новацию. Таковы связи формальной школы ее ранних этапах с футуризмом, ряда работ 1930-50-х социалистическим реализмом, французского структуализма (отчасти и постструктурализма) с «новым ротном», постмодернизма. Название литературоведческие концепции имеют направленческий характер и являются по преимуществу монистическими, т.к. склонны сосредоточиваться на каком-либо дном аспекте литературного творчества. Они составляет неотъемлемую грань науки о литературе и обладают несомненными достоинствами (углубленное рассмотрение определенной грани литературы, смелость гипотез, пафос обновления литературной мысли). Вместе с тем при разработке монистических концепций дают о себе знать склонность ученых к непомерно жестким схемам, невнимание к разнообразию и «многоцветью» словесного искусства. Здесь нередко имеют место переоценка собственного научного метода, сектантское представление о нем как единственно плодотворном и правильном. Управленческое литературоведение, нередко пренебрегает научной (порой — и общекультурной) традиций. В отдельных случаях современные ученые, не приемлющие традиций, приходят к отвержению теории как таковой. И.П.Смирнов, доводя до крайности постмодеристские установки, утверждает, что ныне мы живем после конца теории» (Новости с теоретического фронта. 1997. No23).

Теоретическое литературоведение располагает и иной, «наднаправленческой» традицией, которая чужда монистической жесткости и ныне весьма актуальна. В отечественной науке она ярко представлена работами Веселовского. Отвергая всяческий догматизм, ученый настойчиво отказывался провозглашать какой-либо научный метод единственно приемлемым. Он говорил в границах использования каждого из них. Теоретико-методологическая непредвзятость, недогматичность и широта мышления Веселовского ценны и насущны поныне как противовес теоретическому априоризму. Далеко не случайна и ненавязчивая, осторожная тональность работ ученого, которая для литературоведения оптимальна. Веселовский не любил жестких деклараций и резко провозглашаемых тезисов. Едва ли не основная форма его обобщающей мысли — это предположительное сужение, нередко формулируемое в виде вопроса. Тому, что было свойственно «вненаправленческим» трудам А.Н.Веселовского, во многом сродни теоретические работы ученых 20 века — В.М.Жирмунского, А.П.Скафымова, Бахтина, Лихачёва, синтезировавших разнородный теоретико-литературный опыт как прошлых эпох, так и современный. Отечественная наука о литературе ныне освободилась от принудительного пресса марксистской социологии и концепции социалистического реализма как высшего этапа литературы, от методологической жесткости, которая декретировалась сверху. Но перед ней возникла опасность попасть в плен иного рода монистических построений, будь то культ чистой формы, безликой структуры, постфрейдистский «пансексуализм», абсолютизация мифопоэтики и юнговских архетипов или сведение литературы и ее постижений (в духе постмодернизма) к ироническим играм. Эта опасность преодолевается на путях наследования традиций «вненаправленческого» литературоведения.

С теорией литературы соприкасается методология литературоведения, предмет которой изучает пути и способы (методы) познания художественной литературы. В 19 и начале 20 века научным методом литературоведы называли принципы и установки, связанные с изучением определенной области литературной жизни и словесно-художественного творчества. Так, В.Н.Перетц насчитывал 11 равноправных литературоведческих методов (эстетический, этический, исторический, эволюционный, филологический и др.): «Универсального метода нет, есть различные методы, путем коих мы изучаем, исследуем материал, сообразно его качествам и поставленным заданиям» (Перетц В.Н. Краткий очерк методологии истории русской литературы. 1922). На протяжении 20 века неоднократно предпринимались опыты обоснования преимуществ какого-либо одного научного метода, долговременным успехом, однако, не увенчивавшиеся: как правило, «единоспасающие» установки в научном сознании надолго не задерживались. И с течением времени (в отечественном литературоведении — благодаря Скафтымову, Бахтину, Лихачеву, Аверинцеву, А.В.Михайлову, С.Г.Бочарову) стало упрочиваться новое, более широкое, свободное от направленческого догматизма понимание методологии литературоведения как ориентированной прежде всего на специфику гуманитарного знания. Общенаучные начала, ярко представленные в математических и естественнонаучных дисциплинах, литературоведение соединяет со специфическими чертами гуманитарного знания: установка на постижение индивидуально-личностной сферы; широкая вовлеченность в познавательную деятельность его субъекта: ценностных ориентаций самого ученого. Даже в такой «строгой» области науки о литературе, как стиховедение, насущны данные живого эстетического чувства аналитика. Об особого рода активности ученых-гуманитариев вслед за В.Виндельбандом, Г.Риккертом, В.Дильтеем писал Бахтин. По его мысли, гуманитарные науки имеют дело не с «безгласными вещами» (это — область естественнонаучного знания), а с «говорящим бытйем» и личностными смыслами, которые раскрываются и обогащаются в процессах диалогического общения с произведениями и их авторами. Удел гуманитария — это прежде всего понимание как превращение чужого в «свое-чужое». Гуманитарная специфика литературоведения наиболее ярко проявляется в области интерпретаций учеными отдельных произведений и их групп. В ряде теоретических концепций акцентируется своеобразие науки о литературе в ущерб ее общенаучным аспектам. Знаменательны характеристика Э.Штайгером литературоведения как «наслаждающейся науки» и суждение Барта о рассмотрении филологом литературного произведения как вольной «прогулки по тексту». В подобных случаях возникает опасность подмены собственно научного знания эссеистским произволом. Имеет место и другая ориентация, тоже чреватая крайностями: предпринимаются опыты построения литературоведения по образцу негуманитарных наук. Такова структуралистская методология. Здесь доминирует установка на радикальное устранение субъективности ученого из его деятельности, на безусловную и абсолютную объективность обретаемого знания.

Читать еще:  Темур юнусов. Студийные альбомы Тимати

Существенную грань теории литературы составляет обсуждение проблем языка науки о литературе. Литературоведение в его доминирующих ветвях (особенно при обращении к конкретным произведениям) прибегает прежде всего к «обычному», нетерминологизированному языку, живому и образному. В то же время, как и любая другая наука, литературоведение нуждается в собственном понятийно-терминологическом аппарате, обладающем отчетливостью и строгостью. Здесь возникают серьезнейшие проблемы, поныне не нашедшие однозначного решения. И тоже имеют место нежелательные крайности. С одной стороны, это программы унификации, а порой и декретирования терминов, построения их системы по образцу математических, естественных и технических наук, где опорные слова строго однозначны, а также установка на разработку беспрецедентно новых терминологических комплексов. К подобного рода терминологическому гиперболизму нередко проявляет склонность «направленческое» литературоведение. С другой же стороны, для литературоведения далеко не оптимальны смысловая невнятица в опытах теоретизирования и апология понятий «размытых», не могущих иметь определения (дефиниции). «Основные», «ключевые» слова науки о литературе (выражения А.В.Михайлова) не являются терминами, но вместе с тем (в рамках той или иной культурной традиции, художественного направления, научной школы) обладают большей или меньшей смысловой определенностью, которую и призвана упрочивать теорию литературы, внося ясность в постигаемые ею феномены.

История литературы и теория литературы как литературоведческие дисциплины

История литературы (греч historia — рассказ о прошлом и лат litteratura — буквенное письмо) изучает особенности развития художественной литературы в связях и взаимовлияниях, роль отдельных писателей и тво коров в литературном процессе формирование родов, видов, жанров, направлений, течений.

Содержание

История литературы дает исторический подход к художественным произведениям. Историк литературы изучает всякое произведение как неразложимое, целостное единство, как индивидуальное и самоценное явление в ряду других индивидуальных явлений. Анализируя отдельные части и стороны произведения, он стремится лишь к пониманию и интерпретации целого. Это изучение восполняется и объединяется историческим освещением изучаемого, т.е. установлением связей между литературными явлениями и их значения в эволюции литературы. Таким образом, историк изучает группировку литературных школ и стилей, их смену, значение традиции в литературе и степень оригинальности отдельных писателей и их произведений. Описывая общий ход развития литературы, историк интерпретирует это различие, обнаруживая причины данной эволюции, заключающиеся как внутри самой литературы, так и в отношении литературы к иным явлениям человеческой культуры, в среде которых литература развивается и с которыми находится в постоянных взаимоотношениях. История литературы является отраслью общей истории культуры.

История литературы (греч historia — рассказ о прошлом и лат litteratura — буквенное письмо) изучает особенности развития художественной литературы в связях и взаимовлияниях, роль отдельных писателей и тво коров в литературном процессе формирование родов, видов, жанров, направлений, течений. История художественной литературы исследует развитие литературы в связи с развитием общества; социальным, культурным и высшему, начиная от древнейших времен и заканчивая произведениями настоящего. Есть национальные, континентальные и всемирная истории литературы. Художественная литература каждого народа имеет свои специфические особенности.

Теория литературы — теоретическая часть литературоведения, опирается на историю литературы и литературную критику и вместе с тем даёт им принципиальное обоснование. С другой стороны, теория литературы тесным образом связана с философией и эстетикой. Теория литературы изучает основание эстетической оценки, социальная функция литературы как одна из форм идеологии, вопрос о сущности познания действительности и поэтического её познания.

Поэтика и методология с точки зрения марксизма-ленинизма

Методология — изучает природу поэтического познания действительности и принципы его исследования. Основные методологические проблемы теории литературы — специфика литературы, литература и действительность, генезис и функция литературы, классовость литературы, партийность литературы, содержание и форма в литературе, критерий художественности, литературный процесс, литературный стиль, художественный метод в литературе, социалистический реализм.

Поэтика — изучает исторические формы поэтического познания действительности. Проблемы поэтики в теории литературы — образ, идея, тема, поэтический род, жанр, композиция, поэтический язык, ритм, стих, фоника в их стилевом значении.

Для марксистско-ленинского литературоведения существенным является решительное подчеркивание единства вопросов методологии и поэтики, рассмотрение вторых на основе первых, четкая связь с методологией при рассмотрении всего круга проблем поэтики. В силу этого деление проблем теории литературы на проблемы методологии и поэтики условно, так как любой вопрос формы, структуры литературного произведения может быть поставлен и чисто методологически (например общая постановка вопроса о функции ритма, стиха, фоники в литературном произведении) и в плоскости поэтики (определенные исторические и стилевые особенности тех или иных ритмических, языковых категорий). С другой стороны, методологические вопросы могут быть поставлены лишь при учете исторического развития литературных форм. Утверждение тесного единства основных разделов теории литературы, характерное для марксизма-ленинизма, отличает его литературную теорию от старых «теорий словесности» и формалистических «теорий литературы», где вопросы поэтики рассматривались вне определенных методологических предпосылок, чисто описательно, но где в действительности эти предпосылки были лишь скрыты и носили идеалистический характер.

05.03.2016, 5964 просмотра.

Источники:

http://studopedia.ru/10_296711_istoriya-i-teoriya-literaturi.html
http://www.litdic.ru/teoriya-literatury/
http://myfilology.ru/137/1282/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×